Без рубрики, ЖЕНЩИНА (МАТЬ, СВЕКРОВЬ, ТЕЩА, ВЕДЬМА, ФЕЯ и т.д.), МУЗЫКО-ТЕРАПИЯ

АННА ГЕРМАН. ИПОСТАСИ: ПЕВИЦА, МАТЬ, ЖЕНА И ВЕЧНЫЙ ПОВАР...

Анна Герман, польская певица, которую знал каждый житель Страны Советов во второй половине XX века.

АННА ГЕРМАН. ИПОСТАСИ: ПЕВИЦА, МАТЬ, ЖЕНА И ВЕЧНЫЙ ПОВАР...

По разным источникам интернет, в том числе журнал STORY, 2011.

Анна Герман родилась 14 февраля 1936 года в Советском Союзе в городе Ургенч (Узбекистан) в семье голландских и немецких переселенцев. Своего отца, Ойгена Германа, Анна практически не помнила — когда ей было чуть больше года, его арестовали и сослали в лагерь, где он и пропал. Маме Ирме с дочерью и своей матерью пришлось много скитаться — они жили в Новосибирске, Ташкенте. В Джамбуле, где их застала война, Ирма вышла замуж во второй раз, но с новым мужем, поляком Германом Бернером, также прожила недолго. Он погиб в Белоруссии, сражаясь в рядах польской дивизии имени Костюшко. В 1946 году Ирма получила письмо от боевого товарища мужа, который предположил, что Герману Бернеру, возможно, удалось спастись. Ирма, взяв с собой дочь и мать, отправилась на его поиски в Польшу. Там они и остались.

Анна пошла в школу. Она была типичной тихой и скромной отличницей, из тех, кто всегда готов к урокам, у кого на парте учебники ровной стопкой и пальцы от усердия в чернилах.
Особенно легко ей давались языки — она хорошо знала голландский, итальянский, английский. Прекрасно рисовала. В школе же начала петь. Учительница музыки обратила внимание на то, что Анна все время что-то напевала и сказала свои пророческие слова: «У нее абсолютный слух, ей надо заниматься, может выйти толк». Мать и бабушка тогда не очень-то прислушались к словам учительницы и уговорили Анну после окончания школы подать документы на самый что ни на есть «земной» факультет Вроцлавского университета — геологический. Ей, чей рост достигал ста восьмидесяти четырех сантиметров, прочили также блестящую карьеру баскетболистки, но желания забрасывать мяч в корзину так и не возникло, природа все равно брала свое, петь хотелось как никогда, и, кроме секции скалолазов, Анна стала выступать в студенческом театре «Каламбур».

АННА ГЕРМАН. ИПОСТАСИ: ПЕВИЦА, МАТЬ, ЖЕНА И ВЕЧНЫЙ ПОВАР...

Во Вроцлаве она и познакомилась со своим будущим мужем Збигневом Тухольским. Он был выше Анны на целых два сантиметра, плечист, добр и застенчив. Варшавский политехнический университет, где он работал на кафедре металловедения, направил Збигнева в командировку в город Вроцлав. Это было в апреле или в мае 1960 года. Погода в тот день выдалась невероятно жаркая, и после практики, чтобы скоротать время до поезда, он отправился на городской пляж. Видел — рядом с ним разворачивает плед светловолосая девушка в белой блузке и красной юбке. Збигнев попросил ее присмотреть за вещами, пока будет плавать. Вернувшись, обнаружил, что очаровательная девушка читает книги по геологии. Они разговорились, Збигнев узнал, что Анна учится на геологическом факультете Вроцлавского университета и параллельно выступает в самодеятельном театре «Каламбур». Вскоре ему пришлось бежать на поезд, они обменялись с Анной адресами, и он уехал в Варшаву. Эта встреча не давала ему покоя, и когда вскоре он снова оказался во Вроцлаве, они встретились. Анна пригласила его домой, где она жила с мамой и бабушкой. Збигнева угощали чаем с очень вкусными пирожками. «Я был далек от искусства. Когда первый раз пришел на концерт, мне просто понравилось, как она поет. Я понял, что таких голосов больше нет, хотя музыку почти не слушал. Я ведь инженер». На его предложение руки и сердца был дан спокойный ответ, что необходимо время, чтобы получше присмотреться друг к другу.

Выступления на детских утренниках и студенческих концертах привели к тому, что верная подруга Янечка за руку привела Анну в дирекцию эстрадного театра города Вроцлава, утверждая, что там еще никогда не слышали такого голоса. Этот поход закончился тем, что у Анны начались сплошные гастроли по польским городам и весям, домам отдыха и клубам в тряском автобусе, за которым медленно, но верно катился огромный ком славы. «Так могут петь только ангелы», — говорили про лирическое колоратурное сопрано Анны. Начинающую певицу зачислили в штат эстрадного театра и пообещали четыре тысячи злотых в месяц. Учитывая, что геолог в то время мог рассчитывать на сумму в два раза меньшую, можно было считать, что Анна пошла правильным путем. За ней уже охотились композиторы со своими клавирами, а на горизонте маячила поездка в Италию и уроки вокала.

В 1964 году Анна получила в Сопоте за песню «Танцующие Эвридики» сразу две премии. Она заняла третье место в международном конкурсе и первое — в смотре польской песни. Успех был поистине ошеломительным. «Необыкновенно талантлива», «утренний, рассветный голос», «белый ангел польской эстрады» — не уставали писать газеты об Анне после ее триумфального выступления на фестивале в Сопоте. Скоро она уже объездила с гастролями полмира.

Анна Герман была одной из немногих польских певиц, которые выступали в Советском Союзе и которых до сих пор помнят на его бывшей территории. В свою первую поездку в Советский Союз Анна дала более 60 концертов. В Москве она познакомилась с Анной Николаевной Качалиной, музыкальным редактором студии грамзаписи «Мелодия» и записала четыре песни. Они вышли на первой в ее жизни пластинке — миньоне. С каждым годом дружба между Анной Герман и Анной Качалиной становилась все более тесной, их даже прозвали «Аня светленькая» и «Аня темненькая». Анна Николаевна тщательно подбирала для Анны русскоязычный репертуар, знакомила ее с советскими авторами, помогала ей работать в студии. Позже Герман записала в Москве свою первую большую пластинку. Родившись в узбекском городе Ургенче, Анна считала русский язык родным и, спев такие знаковые песни советской эстрады, как «Надежда», «Эхо любви» и «Когда цвели сады», получила прозвище «голубь мира» за то, что своими гастролями по Союзу сглаживала значительные шероховатости в советско-польских отношениях.

В 1967 году Анна поехала в Италию по контракту. Хотела заработать денег на квартиру для мамы и бабушки. Но поездка обернулась для нее трагедией. Сначала все было как в сказке: Герман стала первой певицей из соцстран, которая участвовала в фестивале в Сан-Ремо. Ей, одной из немногих, посчастливилось петь в концертах вместе с Доменико Модуньо, Шер, Адриано Челентано, Далидой, Конни Френсис и другими европейскими суперзнаменитостями. Из Анны стали делать новомодную, со славянской внешности, звезду. Были записаны несколько пластинок, сняты клипы, она десятками давала пресс-конференции и интервью. Итальянские газеты в 1967 году пестрели фотографиями Анны Герман на первых полосах. Она получила премию Oscar della sympatia. Но судьбе было угодно, чтобы 27 августа по дороге из Форли в Милан произошла страшная автомобильная катастрофа. Герман вместе со своим импресарио Ренато возвращались после концерта, оба уставшие, и Ренато уснул за рулем. Они мчались на скорости 160 километров в час, и на повороте машину занесло в кювет. Ренато, прижатый к рулю, отделался испугом и ушибами, а Анну выбросило через лобовое стекло метров на 20. Она упала на камни. Разбитый фиат полиция обнаружила только утром. Ренато увезли в больницу, а о том, что Анна была с ним, в тот момент никто и не догадывался — слишком далеко ее отбросило. За ней приезжали еще раз. Долго не могли установить личность — настолько сильными были травмы.

Некоторое время Анну Герман лечили в разных итальянских клиниках, а примерно через три месяца разрешили улететь в Польшу. У Анны было переломано все: руки, ноги, позвоночник, были травмы головы... Надежда, что она выживет, была очень слабой. Но все были уверены, что Аня справится. У нее была потрясающая жажда жизни. Гипс, в который она была закована с головы до пят, сняли через несколько месяцев после аварии. Самым сложным было восстановить психическое состояние, память и заново научиться ходить. Каждый шаг ей давался с огромным трудом. После множества операций, в том числе и удаление онкологической опухоли, Анна встала на ноги. Чего ей это стоило, знали только близкие, которые натягивали через всю комнату канаты, чтобы Анна могла передвигаться, держась за них, и возили ее ночами в городской парк, чтобы она училась ходить без досужих наблюдателей.
Анна вернулась на сцену в 1970 году. Это было в Варшаве, во Дворце науки и культуры. Был концерт, посвященный освобождению Варшавы. Когда Анна вышла на сцену, все зрители в едином порыве встали и 40 минут стоя аплодировали. Только потом вступил оркестр и Анна запела...

А еще все это время Анна писала очень ироничную книгу воспоминаний об Италии «Вернись в Сорренто?», сочиняла музыку на стихи польских поэтов, обдумывала новую программу. На сцену она вернулась с программой «Человеческая судьба», ее авторское сочинение как композитора на слова Алины Новак. У Герман был целый цикл песен философского содержания.

АННА ГЕРМАН. ИПОСТАСИ: ПЕВИЦА, МАТЬ, ЖЕНА И ВЕЧНЫЙ ПОВАР...

Когда Анна попала в аварию, Збигнев не исчез с горизонта, а остался рядом выхаживать ее и опять сделал предложение. Анна согласилась и в тридцать девять лет, несмотря на запреты врачей, родила сына Збышека. «Я мать, жена и вечный повар», — с радостью говорила Анна, успев за это время написать детскую сказку о птицах и поработать ведущей радиопередачи о физике для детей.

Анна Герман — одна из немногих звезд, кто так и не заболел звездной болезнью. С детства привыкнув довольствоваться малым и живя в некомфортных условиях, она не делала трагедии из бытовых неурядиц и не считала себя знаменитостью. Ей нравилась восточная кухня, чеснок, приправы, зелень. Запросто могла, есть чеснок с белым хлебом или делала бутерброды с маслом и чесноком. Любила вареную картошку с селедкой, соленые огурцы, пирожки с капустой и черный чай с лимоном. Алкогольные напитки она не употребляла. Если гости просили, она садилась за пианино и пела. Ее не надо было уговаривать.

Анна никогда не показывала, что плохо себя чувствует, хотя проблемы со здоровьем у нее были серьезные. Чтобы скрыть слезы боли, Анна иногда выступала в темных очках. Она не могла выдержать полностью сольный концерт, с ней всегда ездили польские артисты, во время выступлений которых Герман могла отдохнуть за кулисами. С каждым годом болезнь обострялась, и выходить на сцену становилось все труднее.

АННА ГЕРМАН. ИПОСТАСИ: ПЕВИЦА, МАТЬ, ЖЕНА И ВЕЧНЫЙ ПОВАР...

В творчестве Анны Герман было много философии. Она сочинила цикл песен на стихи иранского поэта Ахмата Шамлу. Она писала музыку и к сонетам Горация, к произведениям Сапфо. А еще Герман любила выступать в концертах в качестве конферансье, сама писала конферанс. И делала это с огромным чувством юмора. На ее собственных концертах всегда было очень весело. И хотя Анна старалась петь больше веселых, жизнерадостных песен, люди всегда слышали в ее голосе грусть.

Весной 1982 года, за полгода до смерти, она попросила Збигнева принести Библию на немецком языке, доставшуюся ей от бабушки. Две недели читала ее, не вставая с постели, а потом позвала и сказала: «Збышек, мне был знак. Я должна креститься». В мае 1982 года она приняла крещение в веру христиан-адвентистов седьмого дня — это была вера ее бабушки. Говорила, что если поправится, то никогда не выйдет на сцену, а будет петь в храме, для Бога. Она тогда написала музыку к псалмам Давида, к гимну Любви и молитве «Отче наш». Перед смертью ее положили в военный госпиталь, где в то время работали очень хорошие врачи. Когда Збигнев последний раз ее видел, Аня сказала: «Мне не трудно уйти». Это были ее последние слова. Она умерла на 47 году жизни от рака поздно вечером 25 августа 1982 года в Варшаве. Похоронили Анну на варшавском евангелическом кладбище на улице Житной. Тысячи варшавян пришли проститься с Герман. Для всех ее уход был внезапен. Никто не хотел в это поверить. Какая-то давящая тишина стояла в тот день над городом.

АННА ГЕРМАН. ИПОСТАСИ: ПЕВИЦА, МАТЬ, ЖЕНА И ВЕЧНЫЙ ПОВАР...

После смерти Анны Збигнев так и не женился, а их сын, намного обогнав в росте отца и мать, окончил Исторический институт и увлекся починкой старинных локомотивов, став в этом деле одним из крупнейших специалистов.

Её голос так тепло звучит, так проникновенно, что до сей поры, слушая записи Анны Герман, чувствуешь волну нежности, душа трепещет, сердце наполняет надежда.

Дурманом сладким веяло
Когда цвели сады
Когда однажды вечером
В любви признался ты
Дурманом сладким веяло
От слова твоего
Поверила поверила
И больше ничего

Один раз в год сады цветут
Весну любви один раз ждут
Всего один лишь только раз
Цветут сады в душе у нас
Один лишь раз
Один лишь раз

А звезды тихо падали
Когда цвели сады
О будущем загадывал
О свадьбе думал ты
И я уже не прятала
Своих счастливых глаз
Украдкой мама плакала
От радости за нас

Один раз в год сады цветут
Весну любви один раз ждут
Всего один лишь только раз
Цветут сады в душе у нас
Один лишь раз
Один лишь раз

И платье шилось белое
Когда цвели сады
Ну что же тут поделаешь
Другую встретил ты
Красивая и смелая
Дорогу перешла
Черешней скороспелою
Любовь ее была

Один раз в год сады цветут
Весну любви один раз ждут
Всего один лишь только раз
Цветут сады в душе у нас
Один лишь раз
Один лишь раз

Один раз в год сады цветут
Весну любви один раз ждут
Всего один лишь только раз
Цветут сады в душе у нас
Один лишь раз
Один лишь раз

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Осенняя песня Анны Герман (Anna German)

ИПОСТАСЬ БУДУЩАЯ МОДЕЛЬ. Элисани Сильва (Elisany Silva).

Brigitte Nielsen. ИПОСТАСИ МОДЕЛЬ, АКТРИСА, ПЕВИЦА, ПРОДЮСЕР, СЦЕНАРИСТ.

Интересные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *